На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Кому за пятьдесят

12 636 подписчиков

Свежие комментарии

  • Irina Krasnova
    спасибо,  только фотографии желательно лучшего качества или нужно было взять из интернета!ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ!!...
  • Наталия Перуница
    Вот еще тема для обсуждения -  зачастую нас такими дуболомами представляют! Типа деградация в чистом виде. Только дег...Психологический т...
  • Наталия Комлева
    А что ж это она, бедная, так позеленела и перевернулась?Психологический т...

ПРИЗРАЧНОЕ СЧАСТЬЕ... Валерий Рыженко

ПРИЗРАЧНОЕ СЧАСТЬЕ

валерий рыженко написал вчера в 15:17 

ПРИЗРАЧНОЕ СЧАСТЬЕ

      Дом был безмерно огромным, уходящим плоской верхушкой в безоблачное, ясное и чистое небо, отливавшее синевой, с бесчисленным количеством этажей, усеянных резными балконами и балкончиками, к которым крепились продолговатые деревянные  ящики и плетёные корзинки с множеством красивых, пышных цветов с запахом, похожим на запах маттиолы двурогой (ночной фиалки), дурманивший головы его обитателям.

С просторными комнатами, кондиционерами «Madein...», дорогими, паркетными полами, разрисованными кругами, звёздочками, квадратиками, с большими, распашными  окнами с видом на бесконечную даль и всеми удобствами, начиная со света в хрустальных люстрах и закачивая мусоропроводами.

       Это был единственный дом в пустыне, песок которой простирался на десятки тысяч километров, не имея в себе ничего живого, но это никак не смущало и не расстраивало его жителей: ярых поклонников Кампанеллы и его книги « La città del Sole « (Город Солнца).

   Несколько лет назад, покинув родную землю, где редкое спокойствие перемежевалось с затяжными войнами, свои города, отделившись от оставшихся людей и окружающей их природы, среди которой выросли не только они, но и многие им предшествующие поколения, они бежали  в пустыню, поселившись в которой, создали безупречный, тихий мир одиночества.

      Обитатели дома  радовались, что войны отошли в прошлое, что время вычёркивает с памяти убийства, насилия, несправедливость; то,  что мучило их и заставляло страдать. Они  верили, что их будущее будет бескровным, что никто больше не вмешается в их жизнь, не нарушит спокойствие, и они вольны жить так, как хотят. Наряду с этим они не замечали, что теряли в душе отпечатки родной земли, приобретая вместо них отпечатки  пустыни, которая поражала их своей бескрайностью и все сильнее и сильнее опустошала их сердца, вырывая воспоминания о прошлых местах с  лесами, подлесками, рощами, речками, речушками, озёрами... Всё то, чем жили, дышали, обустраивались и что любили и защищали их предки.

      Однажды, когда жители, выйдя ночью на балконы, и, усевшись с возбуждающими напитками в мягкие кресла, созерцали полнолуние, заливавшее пустыню холодным светом, они увидели, что к их дому стала приближаться тень. Они не могли вначале разобраться, от кого исходила тень: от зверя или человека, но, спустившись, они увидели молодую, необыкновенной красоты девушку. Она была одета  в белые одежды, с  копной волос, сверкавших, словно бриллиант, через который пропускают свет, и с выжженным  лицом до черноты, которая не портила её красоту, а придавала загадочность. Даже таинственность. Обитателям  подумали, что это был мираж, вызванный долгим созерцанием бледного света луны. От своих предков они знали, что Луна обладает колдовским светом и может, как и пустыня создавать миражи.

- Я не мираж, - ответила девушка, - я всё время была среди вас, но вы не замечали меня из-за запаха цветов, который пропитал ваши души

- Если ты не мираж, то кто ты? – спросили её.

- Я - Утопия, - услышали они в ответ.

- И что ты хочешь  сказать нам?

- Тот, кто бежит с  родной земли, приобретает не реальное а  призрачное счастье, и  если вы хотите  испытать реальное счастье, вы должны либо вернуться туда, откуда бежали, либо, если вы останетесь здесь, - она обронила слово на незнакомом языке.

      Жители не стали допытываться, что обозначает это слово, посчитав её заплутавшей в пустыне, долго бродившей в одиночестве и  ставшей одичавшей и безумной от жажды и жаркого солнца, которое выпалило её  мозги, но, несмотря на это, они решили ей показать и похвастаться своим домом.

      Они  не поверили её словам о призрачном счастье, провели по всему дому, чтобы она увидела, какой он удобный, изысканный, полон всего, что требуется человеку, и им нет никакого смысла возвращаться назад, как они сказали: в пучину бессмысленных человеческих раздоров. Они зашли в библиотеку, похожую на выставочный зал, которая располагалась ниже первых этажей в подвальном помещении, стены которого были оббиты жгучим, красным бархатом. В центре стояла огромная гипсовая фигура Кампанеллы, изображённая в царственном виде, но без атрибутов власти, а с книгой «Город Солнца» в руках. Книга была в золотом переплёте и  раскрыта на тринадцатой странице, на которой  среди других строчек выделялась строчка, отпечатанная огромными позолоченными буквами.«Неблагодарность, злоба, отказ в должном уважении друг к другу, леность, уныние, гневливость, шутовство, ложь, которые для них ненавистнее чумы».

- Но это всего лишь книга, - ответила она, - и не всё, что написано в книгах, сбывается.

      Её не стали слушать, так как увидели, что с её лица не сходило безразличие, чтобы они не показывали. Утром, когда пустыня стала погружаться в солнечные лучи, девушка исчезла, она, словно растворилась в остатках отражённого от луны света. Жители не стали её искать, твёрдо решив, что она им привиделась, а если привиделась, то и слов её никаких не было и думать о них не стоит.

      В полдень солнце распалилось до такой степени, что им  стало казаться:  на них падают  куски жара, но облегчение принёс залетевший лёгкий, игривый  ветерок. Они начали с ним  забавляться, подставляя лица под его нежные прикосновения, но ветерок нарастал в силе, постепенно превращаясь в яростную песчаную бурю, которая стала накапливаться в небе, а потом, сорвавшись, обрушилась на дом. Она поднимала горы раскалённого песка, которые туманили и закрывали  солнце, и бросала  их на дом, выламывая двери, разбивая окна, постепенно проглатывая этаж за этажом, обжигая  и погребая их жителей.

      Люди, пытаясь защититься,  перебегали по лестницам  с этажа на этаж, поднимаясь всё выше и выше, надеясь, что там их ждёт светлое  спасение, но чем выше они поднимались, тем больше их глаза слепли от умирающего в буре света. Наконец, они добрались до самых верхних этажей, где, скучившись, с ужасом смотрели помертвевшими взглядами, как  песок наползает на последнее убежище.

      Они молились, кричали, поднимали детей вверх, надеясь, что их заберут руки высшей милости,  звали на помощь, это были их последние слова,  но они тонули в буре, из которой доносился голос, что самое страшное в человеческой жизни не смерть, а  отступничество от родной земли.

      В живых остался один мальчик, которого буря выбросила за пределы пустыни. Его нашли через несколько лет из-за торчавшей в песке поседевшей головы, но когда его  откапали и исследовали, то увидели, что у него не было сердца, его съела пустыня,  не затронув  голову, которая  не понимала язык говорящих с ней людей и не знала свою историю.

Картина дня

наверх