На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Кому за пятьдесят

12 636 подписчиков

Свежие комментарии

  • Irina Krasnova
    спасибо,  только фотографии желательно лучшего качества или нужно было взять из интернета!ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ!!...
  • Наталия Перуница
    Вот еще тема для обсуждения -  зачастую нас такими дуболомами представляют! Типа деградация в чистом виде. Только дег...Психологический т...
  • Наталия Комлева
    А что ж это она, бедная, так позеленела и перевернулась?Психологический т...

История создания картины Репина "Иван Грозный и сын его Иван"

 
"Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года" - одна из выдающихся картин Репина. Замысел ее возник в 1881 году. Вот как рассказывал об этом сам Илья Ефимович в 1913 году, в беседе с корреспондентом газеты «Русское слово»: «Как-то в Москве, в 1881 г., в один из вечеров, я слушал новую вещь Римского-Корсакова «Месть». Она произвела на меня неотразимое впечатление. Эти звуки завладели мною, и я подумал, нельзя ли воплотить в живописи то настроение, которое создалось у меня под влиянием этой музыки. Я вспомнил о царе Иване. Эго было в 1881 г. Кровавое событие 1 марта всех взволновало. Какая-то кровавая полоса прошла через этот год... я работал завороженный».  

 Сюжетом для картины Репин взял историческое событие - 16 ноября 1581 года Иван Грозный, в припадке бешенства, убил своего старшего сына, царевича Ивана. 
Работать над этой картиной Репин начал в Москве. Дочь Репина В. И. Репина писала, что именно в Москве был изготовлен костюм для Ивана Грозного - черный, в виде подрясника, и для сына Грозного - розовый с серебристым отливом, синие штаны, украшенные цветочками, и сапоги с загнутыми носками. Репин сам кроил эти костюмы и сам расписывал сапоги царевича.  

 И карандашный эскиз, датированный Репиным 1882 годом, подтверждает, что Репин работал над этой картиной в Москве, работал напряженно, трудно, страстно. «Началась картина вдохновенно, шла залпами, - вспоминал он. - Чувства были перегружены ужасами Современности... А наша ли история не дает поддержки... Но все казалось - мало. В разгар ударов удачных мест разбирала дрожь, а потом, естественно, притуплялось чувство кошмара, брала усталость и разочарование... Я упрятывал картину с болезненным разочарованием в своих силах -слабо, слабо казалось все это... Разве возможно... Но наутро испытывал опять трепет - да, что-то похожее на то, что могло быть... И нет возможности удержаться - опять в атаку. Никому не хотелось показывать этого ужаса... Я обращался в какого-то скупца, тайно живущего своей страшной картиной». 
 
Царя Ивана Репин писал и с какого-то старика, найденного для него художником П.П.Чистяковым и с мастерового, встреченного на улице, и с композитора П.И.Бларамберга, и с художника Г.Г.Мясоедова. Для царевича позировал Репину писатель В.М.Гаршин, с которым он познакомился и подружился. «В лице Гаршина,- говорил Репин,- меня поразила обреченность: у него было лицо человека, обреченного погибнуть. Это было то, что мне нужно для моего царевича». 
Гаршин вскоре после этого действительно погиб. 

«Иван Грозный убивает сына» ( второе название картины) взволновала и мецената Третьякова, который несмотря на отрицательный подход царского двора к этому произведению решил купить ее, правда с указанием не выставлять ее прилюдно. Впоследствии, после трех лет проблему с выставкой этой картины помог решить художник Боголюбов А. П., который был почитаем при царском дворе. 
портрет Третьякова И. Крамской

 Выставка еще не открылась, как до Репина дошли слухи, что будто бы картину не разрешили показывать в Москве, и он спрашивал П.М.Третьякова, действительно ли это так. Но пока картина была на выставке, и ее в конце марта смотрел Лев Николаевич Толстой. Он тогда же писал Репину: 
«Третьего дня был на выставке и хотел тотчас же писать Вам, да не успел. Написать хотелось вот что - так, как оно казалось мне: молодец Репин, именно молодец. Тут что-то бодрое, сильное, смелое и попавшее в цель. На словах многое бы сказал Вам, но в письме не хочется был умствовать. У нас была геморроидальная, полоумная приживалка-старуха, и еще есть Карамазов-отец. Иоанн Ваш для меня соединение этой приживалки и Карамазова. Он самый плюгавый и жалкий убийца, какими они должны быть, - и красивая смертная красота сына. Хорошо, очень хорошо... Сказал вполне ясно. Кроме того, так мастерски, что не видать мастерства. Ну, прощайте, помогай Вам бог. Забирайте все глубже и глубже».  

Восхищался картиной и В.М.Гаршин, непосредственный участник ее, имевший возможность наблюдать весь процесс создания картины. «Да, - писал он, - такой картины у нас еще не было, ни у Репина, ни у кого другого, - и я желал бы осмотреть все европейские галереи для того только, чтобы сказать то же про Европу. Представь себе Грозного, с которого соскочил царь, владыка, - ничего этого нет: перед тобой выбитый из седла зверь, который под влиянием страшного удара на минуту стал человеком». И заканчивает свое высказывание о репинской картине словами: «Я рад, что живу в то время, когда живет Илья Ефимович Репин. У меня нет похвалы для этой картины, которая была бы ее достойна».

И знаменитый русский певец Федор Иванович Шаляпин, рассказывая о том, как он увидел репинскую картину в Третьяковской галерее и как она его поразила («Какая силища, какая мощь!»), заканчивает почти гаршинскими словами: «Считаю себя счастливцем жить вместе в одно время с дорогим Ильей Ефимовичем и горжусь принадлежать к его эпохе».
Восхищался картиной и И.Н.Крамской. В письме к Суворину он взволнованно говорил: «Вот она, вещь, в уровень таланту... Выражено и выпукло выдвинуто на первый план - нечаянность убийства!.. И как написано, боже, как написано! В самом деле, вообразите, крови тьма, а вы о ней и не думаете, и она на вас не действует, потому что в картине есть страшное, шумно выраженное отцовское горе, и его громкий крик, а в руках у него сын, сын, которого он убил, а он... вот уже не может повелевать зрачком, тяжело дышит, чувствуя горе отца, его ужас, крик и плач, он, как ребенок, хочет ему улыбнуться: «Ничего, дескать, папа, не бойся!» Ах, боже мой!» .
 
Огромное впечатление производила и производит эта картина на зрителей. 
Иван Грозный, в порыве гнева, ударил жезлом в висок и убил своего сына. Ручьем льется кровь из головы царевича. Кровь и на полу, и на кафтане, в крови руки царя. Он судорожно обхватил сына, зажимает его рану, а кровь все продолжает течь, бледнеет лицо царевича. Страшные глаза у отца, понявшего, что он сделал, страшное горе человеческое в них. И прекрасное лицо царевича, с доброй улыбкой, словно прощающего отцу это кровавое дело. 
Великолепна эта картина по мастерству исполнения, по мощи, по силе психологического раскрытия характеров людей, по гармонии красок, по отделке деталей. «Иван Грозный» одно из лучших полотен Репина, в этом сходились почти все, даже некоторые реакционные газеты отдали дань талантливости художника. 

0_6f3c8_b55d276c_L (494x59, 26Kb) 

 

Картина дня

наверх