Последние комментарии

  • Наталия Перуница10 августа, 7:27
    Спасибо! Как они к нам влезли и от них избавиться не получается. У меня, по крайней мере...
  • Sobering9 августа, 9:39
    А ещё на каждом почтовом сервере есть фильтрация почтовых сообщений к вам. Внимательно почитайте и сделайте как напис...Как они к нам влезли и от них избавиться не получается. У меня, по крайней мере...
  • Sobering9 августа, 9:35
    Влезть в почту  означает подобрать или стырить пароль к ней, чтобы читать её или отправлять от вашего имени сообщения...Как они к нам влезли и от них избавиться не получается. У меня, по крайней мере...

Информация к размышлению Рассекреченные документы ... Геополитика XX века... Часть вторая

Информация к размышлению

Рассекреченные документы ... Геополитика XX века...

Только информация и ссылки на открытые и закрытые документы всех видов разведок и сопутствующих организаций, как СССР, так и иностранных. А также показания разведчиков, вышедших из тени, по решению ФСБ.

Анализ проводить самостоятельно.

..

Вторая часть.

Об операции «Гроза», якобы планировавшейся на 6 июля 1941 года со стороны СССР и ставшей причиной превентивного нападения Германии

Появившийся с подачи британской разведки миф оказался не только живучим, но и стал «классическим» не столько в нападках на СССР и Сталина, сколько в попытках осуществить-таки тотальный пересмотр итогов Второй мировой войны. Естественно, в пользу Запада.

Утверждения же о том, что-де и без того мнимая «Операция Гроза» якобы должна была начаться 6 июля 1941 г., — ложь.

У Сталина вообще не было привычки отмечать очередную годовщину печально знаменитого левоэсеровского мятежа1918 г. Тем более он не был намерен подобным образом отмечать столь не круглую годовщину этого мятежа, как 23-ю, — 6 июля1941 г. как раз и было 23-й годовщиной этого мятежа. Подобная глупость могла прийти в голову только английской разведке, которая и была причастна к этому мятежу еще в1918 г. А что касается даты 23 июня, на которую, как утверждает некий Марк Солонин, якобы было назначено нападение на Германию, то на это утверждение давным-давно, к тому же с помощью германских генералов, ответил Б. Лиддел Гарт.

Перейдя границу, германские «генералы убедились, как далеки были русские от агрессивных намерений, и поняли, что фюрер их обманул»!

Так чего же современные историки за фюрера-то стараются?!

Германские историки, причем в разгар холодной войны, откровенно признали, что при нападении Германии на СССР не было найдено ни одного клочка хоть какого бы то ни было документа, который можно было бы выдать за план агрессивных действий против Германии!

В 1974 г. в открытой советской исторической литературе был обнародован тот факт, что слово «гроза» исполняло функцию общегосударственного пароля, по которому командующие приграничных округов обязаны были вскрыть так называемыекрасные пакеты и немедленно ввести в действие находившиеся в них планы прикрытия государственной границы. Тогда же были указаны и координаты архивного подтверждения этого факта —

Архив МО СССР, ныне ЦА МО Ф, Ф. 208, Оп. 355 802, Д. 1, Л. 1!

На местах же пароль-сигнал «Гроза» имел соответствующие синонимы — например, в Западном округе для дислоцированных в разных местах этого округа частей имелись пароли «Гродно-41», «Кобрин-41» и т. д. При получении такого пароля-сигнала командиры частей немедленно должны были вскрыть «красные пакеты» своего уровня и также немедленно ввести в действие содержавшиеся там планы их действий по прикрытию государственной границы.

План нападения «Союзников» на бакинские нефтеромыслы

План нападения на Бакинские нефтепромыслы появился у англо-французских союзников еще в сентябре1939 г., когда Германия развязала войну против Польши. Очевидная цель этого плана — ослабление военной мощи СССР дабы оказать Гитлеру своеобразную помощь в уничтожении Советского Союза и таким образом облегчить его армиям бросок на Восток. Если, конечно, он примет правильное для англо-французских союзников решение.

Последние, к слову сказать, уже тогда не исключали возможности высадки своих войск на Кавказе для захвата нефтяных районов СССР. Ведь Бакинские нефтепромыслы не давали покоя тем же англичанам еще со времен Гражданской войны. Гитлер тогда не принял нужного Западу решения. За что его потом тот же Запад проклинал как клятвоотступника. Кстати, более всех проклинал министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс.

Во время Советско-финляндской войны 1939–1940 гг. разработка этого плана была активизирована. Он был доработан под руководством французского генерала Вейгана и начальника штаба британских ВВС маршала Ньюола. Этот, в частности, заявлял, что «нападение на кавказские нефтепромыслы является наиболее эффективным способом, с помощью которого мы можем нанести удар по России» . А премьер-министр Франции Даладье с подачи своих военных предложил одновременно отправить к советским берегам эскадру, чтобы блокировать коммуникации на Кавказе с моря.

Были намечены соответствующие цели, подготовлены соответствующие силы, прежде всего мощные эскадрильи бомбардировщиков. Первоначально планировалось отправить на аэродромы Сирии и Ирака три эскадрильи двухмоторных скоростных бомбардировщиков Бленхейм MkIV. Для промежуточных посадок самолётов предусматривалось использование турецких аэродромов.

К сожалению, правительство Турции тогда дало такое разрешение. Далее предусматривалось наращивание авиации, прежде всего бомбардировочной, вплоть до того, что планировалось подогнать в этот район целое соединение авианосцев с бомбардировщиками на борту.

То обстоятельство, что тем самым англо-французские союзники развяжут войну против СССР, что вызовет огромное количество человеческих жертв, не говоря уже о материальном ущербе, ничуть не смущало ни официальный Лондон, ни официальный Париж.

Впоследствии известный английский историк А. Тейлор отмечал: «Для Великобритании и Франции провоцировать войну с Россией, когда они уже находились в состоянии войны с Германией, было настоящим сумасшествием, и это наводит на мысль о более зловещем плане: направить войну по антибольшевистскому курсу, с тем чтобы война против Германии могла быть забыта и даже закончена».

В период западной кампании 1940 г. германские войска захватили в одном из брошенных французским генералитетом штабных поездов целую папку с грифом «TRES SECRET» , на которой красовалась надпись «ANNAQUE AERIENNE DU PETROLE DU CAUCASE. Liaison effectue аи G. Q. C. Aerien le avril 1940» . В переводе с французского языка это означало «Совершенно Секретно. Воздушный удар по нефтяным месторождениям Кавказа. Верховное командование ВВС, апрель 1940 года» . А в папке соответствующие документы и карты намеченных для бомбардировок целей. Чуть позже гитлеровцы не без юмора опубликовали эти документы.

Для сведения — в те времена более 86,5 % добычи советской нефти и нефтепереработки было сосредоточено в «Закавказье» (Запад никогда не понимал, что это за термин — «Закавказье» — и потому называл этот регион на свой лад — Кавказ) .

Англо-французские планы по нанесению бомбовых ударов по указанным районам СССР тогда сорвались в связи с успешным окончанием Советским Союзом упомянутой войны и заключением мирного договора с Финляндией. Сталин и требовал-то скорейшего окончания этой войны, исходя из этого факта — ведь разведка и тогда докладывала ему об этих планах.

Реанимация этих планов в мае1941 г. означала, что Великобритания вознамерилась положить на стол тайных переговоров с Гессом решающий аргумент, дабы, если и не прекратить, то, по крайней мере, резко ослабить натиск нацистской Германии на Англию и ее колониальную империю, в том числе и на Ближнем Востоке. В Англии ошибочно полагали, что поставки советской нефти и нефтепродуктов в соответствии с действовавшими тогда торгово-экономическими договорами между СССР и Германией имеют для нее стратегическое значение.

В реальности же из запланированных по советско-германскому Хозяйственному соглашению к поставке, например, в период с 11 февраля по 1 августа 1941 г. 982 500 тонн нефтепродуктов к началу войны было поставлено всего 185 424 тонны, то есть 18,87 % от запланированного объёма.

Хотя эти поставки и имели какое-то значение для Германии, однако, отнюдь не решающее. И даже если бы план поставок был бы выполнен, то все равно они не имели бы решающего значения в обеспечении Германии топливом.

Потому, что, например, в результате победы над Францией, Германия захватила ее стратегические запасы нефти в количестве 5 млн. тонн! Не говоря уже о стратегических запасах нефти и нефтепродуктов других оккупированных Германией стран. Хуже того. Не говоря уже о том, что, во-первых, именно США ещё в 1929 г. незаконно передали Германии, точнее, печально знаменитой компании «ИГ Фарбениндустри» технологию производства синтетического бензина, которой гитлеровцы впоследствии очень даже воспользовались.

Во-вторых, едва ли не до самого конца Второй мировой войны некоторые американские нефтяные компании осуществляли секретные поставки нефти и нефтепродуктов для третьего рейха. В течение всей войны, а также в первые послевоенные годы в Конгрессе США происходили скандальные расследования по этому вопросу. Более всех обвинениям подвергались корпорация «Дюпон де Немур» (кстати, действовавшая совместно с британской «Империал кемикл индастриз») и рокфеллеровская «Стандарт Ойл».

Материалы по данному вопросу находятся в архиве Конгресса США.

Вполне понятно, что как только стало известно о реанимации плана бомбовых ударов по советским центрам добычи и переработки нефти, Сталин вынужден был отдать приказ о подготовке ответного удара по войскам англо-французской коалиции на Ближнем Востоке. Кстати говоря, это достаточно осложнило проведение основных оборонительных мероприятий для подготовки к отпору гитлеровской агрессии. Так что не исключено, что англичане не без умысла реанимировали свои старые планы… в помощь грядущей в самом ближайшем на тот момент будущем гитлеровской агрессии против СССР.

Однако это далеко не все, что следовало бы сказать. Дело в том, что во всей этой истории с разработкой агрессивных планов Англии и Франции по нападению на СССР была круто замешана и сама гитлеровская Германия. Едва ли не сразу после заключения советско-германского договора о ненападении от 23 августа1939 г. руководство третьего рейха преднамеренно, но очень искусно стало распространять ложные слухи о том, что-де Советский Союз готовится напасть на Британскую Индию и Афганистан, дабы нанести мощный урон Великобритании. Особенно резко эта провокационная деятельность проявлялась в 1940–1941 гг. вплоть до нападения на СССР. В этой операции участвовала даже Италия Муссолини, через пропагандистские каналы которой распространялись всевозможные крайне пугавшие британцев слухи, которые приводили их к неправильным выводам и неоправданной массированной подготовке к отражению никогда не планировавшегося нападения СССР на Индию и Афганистан. Гитлеровцы преследовали свои цели, среди которых особенно выделяются две.

Во-первых , внести максимально возможный раскол в и без того не слишком уж и радужные накануне 22 июня1941 г. англосоветские отношения.

Во-вторых , распылить силы СССР на оборону на трех-четырех азимутах, что должно было, по замыслу стратегов третьего рейха, способствовать грезившемуся им успеху уже неминуемого блицкрига.

Близко к последней примыкала аналогичная же цель и в отношении Англии — её силы отвлекались на бессмысленную оборону Индии и Афганистана от никогда не планировавшегося нападения СССР. Хуже того. Неоправданная подготовка Великобритании к отражению никогда не планировавшейся агрессии против ее владений в Центральной Азии, вынуждала СССР реагировать на ее военные приготовления. Особенно на Закавказском и Центральноазиатском направлениях. А это то, как полагали в третьем рейхе, рано или поздно должно привести к тому, что будет высечена необходимая искра, из которой возгорится пожарище англо-советской войны. И Великобритания объективно превратится в союзника третьего рейха.

P.S. В начале войны между СССР и Германией руководство Великобритании, преследуя все те же цели, попыталось было навязать Советскому Союзу идею защиты Закавказья со стороны Ирана английскими войсками, на что Сталин дал резкий, но обоснованный ответ следующего содержания:

«Тбилиси, Козлову. По поводу предложения генерала Уэйвелла сказать, что вопрос может решаться только правительствами. От себя Ставка приказывает вам вежливо отшить Уэйвелла и ему подобных и послать их подальше.

№ 2220/321,10.41. 5.15» .

В этой телеграмме речь шла об ответе на предложение британского генерала Уэйвелла о защите южных рубежей СССР британскими войсками, проще говоря, это была попытка получить разрешение Сталина на ввод британских войск в Закавказье под благовидным предлогом — мол, таким образом, высвободятся советские войска для борьбы с гитлеровскими захватчиками на советско-германском фронте.

Вот поэтому-то Сталин и приказал послать их всех подальше. Ну а как послать и куда послать — для этого генералу инструкции не нужны были

Титаны русофобского вранья

Придворный пасквилянт прусского короля Фридриха II Фоккеродт, французский Геббельс времен Наполеона Мишель Лезюр, польский вральман М. Сокольницкий, «классик научно обоснованных» международного бандитизма, злобной русофобии и славянофобии Фридрих Энгельс, куча отъявленных русофобов из британского Форин Офиса, а также Гитлер, Геббельс и их современные американские наследники и прочая. Всю эту разношерстную рать из разных веков объединяет запредельная степень патологической ненависти к России, русским и вообще к славянам, хотя среди них оказался и поляк.

Все они давно отметились на ниве печально знаменитой фальшивки, вошедшей в историю как «Завещание Петра Великого», который, как известно, никакого завещания не оставил.

Начало этому положил Фоккеродт, состряпавший по приказу своего короля крайне оскорбительный памфлет, осуждающий Петра Великого и его внешнюю политику. Причем Фридрих II собственноручно «отредактировал» эту, и без того вобравшую в себя все мыслимые и немыслимые слухи и сплетни о русском царе гадость, добавив в неё ещё и собственные невероятно лживые измышления как в адрес лично Петра I, так и в отношении его внешней политики.

Оба положили начало так называемому фоккеродтовскому направлению не только в историографии Петра Великого, но и в историографии внешней политики России. Далее на этой же ниве перестарался такой же придворный пасквилянт Фридриха II — Франческо Альгеротти[1], измышлениями которого о России впоследствии воспользовался М. Сокольницкий. Осатаневший от злобной русофобии, он состряпал в 1797 г. сочинение, в котором облил грязью Россию и ее внешнюю политику. Что, впрочем, неудивительно. Главное же заключается в том, что именно М. Сокольницкий является подлинным автором до сих пор гуляющего по историческим весям так называемого начального варианта «Завещания Петра Великого». И уж тем более неудивительно, что в 1807 и 1811 гг. входившее в «ведомство Фуше», то есть в состав министерства полиции наполеоновской Франции «Бюро по контролю за общественным мнением» выпустило два варианта брошюры, включавшей текст якобы «Завещания». Пропагандистское «достижение» пресловутого Фуше было «закреплено» в историческом исследовании еще одного французского «специалиста» — Мишеля Лезюра, который на основе упомянутой брошюры написал книжонку под названием «Возрастание русского могущества с самого начала его и до XIX века». Основная задача М. Лезюра заключалась в том, чтобы продвинуть в сознание широких масс европейцев фальшивку «Завещание Петра Великого». Цель — убедить их в неизменно агрессивных устремлениях российской внешней политики. Главный постулат фальшивки состоял в приписывании Петру I идеи о необходимости для России осуществлять агрессивную территориальную экспансию чуть ли не по всем азимутам, особенно же в южном направлении, прежде всего, в направлении Черноморских проливов, Персии и Индии.

Любопытно, что согласно опубликованному еще в 1863 г. исследованию библиотекаря отдела «Россика» бывшей Императорской публичной библиотеки Петербурга Г. Беркхольца, автором текста «Завещания Петра Великого» варианта 1811 г. являлся сам Наполеон. Тем самым, Бонапарт пытался заранее оправдать свою агрессию против России, которая, к слову сказать, главной целью имела не завоевание России как таковой, а попытку прорваться через территорию России в Индию — жемчужину колониальной империи британской короны.

С тех пор на Западе и завелась манера — любую агрессию оправдывать именно же необходимостью для Запада противостоять агрессивным устремлениям России, которые якобы были завещаны ей Петром Великим.

Впрочем, эта манера стала складывать много раньше. А Гитлер и Геббельс тоже активно использовали эту фальшивку в своем пропагандистском оправдании нападения на СССР.

Кстати, и фюрер тоже преследовал цель прорваться в Индию и на Ближний Восток. Сколь же тождественны все эти заморские враги из разных веков в своих агрессивных русофобских амбициях!

Однако среди «трудов» этих фальсификаторов особо выделяется одно из «творений» Фридриха Энгельса — статья «Внешняя политика русского царизма. И, видимо, именно его, Ф. Энгельса, решил превзойти Захаревич со своей выдумкой о «Босфорском походе».

Дело в том, что именно эту статью «классика» еще 19 июля 1934 г. Сталин вдребезги раскритиковал в своем малоизвестном письме членам Политбюро ЦК ВКП (б) «О статье Энгельса „Внешняя политика русского царизма“» . Причём разнёс «классика» в клочья именно за то, в чем Захаревич пытается обвинить Сталина — в умышленной переоценке роли стремления России к Черноморским проливам!

Предыстория статьи Энгельса такова. Она была написана Ф. Энгельсом по заказу одного из руководителей подрывной организации «Освобождение Труда» — хорошо известной по истории политического бандитизма и терроризма в России Веры Засулич . Статья была заказана «классику» для публикации в печатном органе этой организации — журнале «Социалъ-Демократ» . Однако сначала Энгельс опубликовал эту статью в европейских журналах — германском «Die neue Zeit» и английском «Time» .

Публикации имели место в 1890 г., то есть в год публикации памфлета и карты Лабушера, о чём говорилось ещё при анализе самого первого мифа в настоящем пятитомнике. Первая часть статьи была подготовлена Энгельсом не позднее января 1890 г., вторая — в середине лета того же года. На русском языке опубликованы (соответственно) в февральском и августовском номерах этого журнала за указанный год. Перевод обеих частей статьи Энгельса осуществлен лично Верой Засулич и в ее редакции она носила название «Иностранная политика русского царизма».

Сталин же раскритиковал эту статью Энгельса в виду того, что внутренняя оппозиция попыталась использовать ее в качестве идеологического обоснования для подготовки внутреннего антигосударственного переворота в условиях вожделенно ожидавшегося ею нападения гитлеровской Германии на СССР.

Генеральный лейтмотив этой яро антироссийской статьи Энгельса заключался в следующем. Внешняя политика России является агрессивной по определению. Этому беспочвенному утверждению «классик» дал ложное, но облеченное в псевдонаучную мантию объяснение. Напирая, прежде всего, на якобы имеющееся у России особо агрессивное устремление к захвату Черноморских проливов и Константинополя.

Из этого он делал вывод, что грядущая война кайзеровской Германии против царской России есть война якобы справедливая. Более того — едва ли не освободительная война. Хуже того — чуть ли не единственный способ устранения якобы имеющей место быть «русской угрозы», в роли «источника» которой был выставлен русский царизм, причем именно на том основании, что-де он является «последней твердыней общеевропейской реакции»!? К тому же русский царизм якобы стремился к захвату Константинополя и Черноморских проливов!?

Соответственно, для предотвращения «русской угрозы» необходимо свержение русского царизма «как последней твердыни общеевропейской реакции» в ходе якобы освободительной и потому справедливой войны Германии против России и в результате буржуазной революции! Вот потому-то Сталин и выдал «на орехи» Энгельсу и оппозиции. Ведь в строгом соответствии с «логикой» Энгельса антисталинская оппозиция смотрела на Гитлера как на фактор войны не империалистической, не грабительской, не антинародной, а войны освободительной, или почти освободительной и, следовательно, победа гитлеровской Германии, есть, победа их «революции»! Кстати говоря, и современная, с позволения сказать, «демократическая общественность» России смотрит на ничем не отличающиеся от гитлеровской Германии США и их агрессивную политику точно таким же образом…

* * *

Посмотрите, что написал Сталин:

«Нельзя не заметить, что в этой статье упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно — момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьезнейшее значение, упущены роль Англии как фактор грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьезное значение и сыгравших почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны. …Это упущение составляет главный недостаток статьи Энгельса.

Из этого недостатка вытекают остальные недостатки, из коих не мешало бы отметить следующие:

а) Переоценку роли стремления России к Константинополю в деле назревания мировой войны.

Правда, первоначально Энгельс ставит на первое место, как фактор войны, аннексию Эльзас-Лотарингии Германией, но потом он отодвигает этот момент на задний план и выдвигает на первый план завоевательные стремления русского царизма, утверждая, что „вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политике своих царей“?

Это, конечно — преувеличение.

б) Переоценку роли буржуазной революции в России… в деле предотвращения надвигающейся мировой войны. Энгельс утверждает, что падение русского царизма является единственным средством предотвращения мировой войны. Это — явное преувеличение.

Новый буржуазный строй в России… не мог бы предотвратить войну хотя бы потому, что главные пружины войны лежали в плоскости империалистической борьбы между основными империалистическими державами.

в) Переоценку роли царской власти, как „последней твердыни общеевропейской реакции“ …Что она была последней твердыней этой реакции — в этом позволительно сомневаться.

…Эти недостатки статьи Энгельса представляют не только „историческую ценность“. Они имеют, или должны были иметь еще важнейшее практическое значение.

В самом деле, если империалистическая борьба за колонии и сферы влияния упускается из виду, как фактор надвигающейся мировой войны, если империалистические противоречия между Англией и Германией также упускаются из виду, если аннексия Эльзас — Лотарингии Германией, как фактор войны, отодвигается на задний план перед стремлением русского царизма к Константинополю, как более важным и даже определяющим фактором войны, если, наконец, русский царизм представляет собой последний оплот общеевропейской реакции, — то не ясно ли, что война, скажем, буржуазной Германии с царской Россией является не империалистической, не грабительской, не антинародной, а войной освободительной, или почти освободительной?

Едва ли можно сомневаться, что подобный ход мыслей должен был облегчить грехопадение германской социал-демократии 4 августа 1914 года, когда она решила голосовать за военные кредиты и провозгласила лозунг защиты буржуазного отечества от царской России, от „русского варварства“.

Характерно, что в своих письмах на имя Бебеля, писанных в 1891 году (через год после опубликования статьи Энгельса), где трактуется о перспективах надвигающейся войны, Энгельс прямо говорит, что „победа Германии, есть, стало быть, победа революции“».

* * *

В 1934 г. письмо Сталина предназначалось только членам Политбюро. Однако в мае 1941 г. Сталин опубликовал это письмо в открытой печати (в газете «Правда»). И тем самым дал свой прямой, сталинский ответ на все измышления насчёт агрессивных устремлений СССР к Ближнему и Среднему Востоку, Черноморским проливам и т. д. А чтобы было еще понятнее, что у СССР не было таких устремлений, вот цитата госсекретаря США К. Хэлла:

«Россия… была и будет огромным фактором в вопросах войны и мира в Европе и Азии… Россия последовательно продолжала жесткий торг с Германией и Японией или в районах, представляющих для них непосредственных интерес, в результате чего общим следствием её действий последних месяцев стало торможение и срыв многих планов Гитлера и японцев. Русские, конечно, не имели в виду оказать нам помощь, но так или иначе они нарушили планы Гитлера в отношении Средиземноморья и Суэцкого канала»[2].

[1] Memorandum of Coversation by the Secretary of State, February 5, 1941. FRUS, 1941, I, p. 603.

Жесткий торг в те времена шел, прежде всего по соображениям безопасности СССР. Даже американцам тогда было понятно, что политика Сталина накануне войны вела к торможению, срыву и нарушению многих планов Гитлера, в том числе и в Средиземноморье.

Потому он и злорадствует точно так же, как и Ф. Энгельс, в отношении России — мол, так и надо СССР и Сталину! А что погибло 27 миллионов человек — так в том Сталин виноват: он, видите ли, в Германию решил сходить через Босфор и Дарданеллы?! И надо же, только Захаревич сподобился узреть то, что, как он утверждает, по сию пору большинство историков «не заметило» скрытной подготовки Сталина к «броску на Юг». Гляди-ка, какой зоркий-то?! А чего же тогда Захаревич не узрел, что весной1941 г. Сталин обновил договор о ненападении с Турцией?!

Кстати говоря, почти за сорок лет до Захаревича западногерманский историк X. Хертле (Hartle H.) уже отметился на ниве этой беспардонной глупости, заявив со страниц своей книги «Die Kriegsschuld der Sieger. Churchills, Roosevelts und Stalins Verbrechen gegen den Weltfrieden» (Preuss Oldendorf, 1971, S. 323), что-де во время советско-германских переговоров в ноябре1940 г., то есть во время визита Молотова, последний от имени Советского Союза якобы требовал по добру признать сферой советского влияния Болгарию, Турцию (в первую очередь Черноморские проливы), Румынию (а также Финляндию).

Х. Хертле сел в лужу, потому как за тридцать лет до него его будущий опус разоблачил сам Адольф Гитлер. Потому как во время переговоров с Молотовым он лично убедился в принципиальном отказе СССР от обсуждения гитлеровской программы «разграничения сфер влияния», в его непримиримости к расширению нацистской экспансии, а также в том, что Советский Союз никак не поддается отвлекающим маневрам и не питает иллюзий в отношении подлинных намерений Германии.

Впоследствии же Гитлер отметил в своем «политическом завещании», что после отъезда Молотова он принял решение «свести счеты с Россией». Самое поразительно, что, соврав, как настоящий Геббельс, тем не менее, сказал и правду.

Соврал — потому что его и к власти-то привели только затем, чтобы он напал на СССР.

Более того. Первый приказ о разработке проекта будущего плана нападения на СССР он отдал даже раньше, чем приказ о разработке плана «Операции Морской лев».

Первое задание ОКБ составить план «Зеелёве» Гитлер дал 2 июля 1940 г. , а соответствующая директива (№ 16) была подписана им 16 июля . Первые же задания на разработку проекта «Операции Барбаросса» были отданы Гитлером ещё 25 и 30 июня1940 г., во время обсуждения с Ф. Гальдером дальнейших планов.

Тогда он заявил: «Основное внимание — на Восток. Англии мы должны будем, вероятно, еще раз продемонстрировать нашу силу, прежде чем она прекратит борьбу и развяжет нам руки на Востоке» .

Потому и неудивительно, что уже 4 июля 1940 г. от внешней разведки НКВД поступил первый сигнал о будущей агрессии.

А правду сказал — потому что Директива № 21 действительно была подписана через месяц с небольшим после отъезда Молотова. Кстати, за почти тридцать лет до этого опуса, 30 декабря1979 г. такую же, как и Хертле, глупость издала «Нью-Йорк таймс».

Наконец, вообще давно пора знать, что ни царская Россия, ни Советский Союз, ни современная Россия никогда не стремились и не стремятся овладеть Черноморскими проливами только ради завладения. Однако с давних времен — вне зависимости от господствующего в ней государственного устройства и политического режима — Россия стремилась, и всегда будет стремиться к обеспечению безопасности своих южных границ, в том числе и за счет усиления безопасности режима морского судоходтва в Черноморских проливах. Потому что несколько веков ожесточенной борьбы с Великобританией, а также мировые войны XIX и XX столетий ясно и четко показали, что единственная забота лондонских, а теперь еще и вашингтонских «мудрецов», это не столько перекрыть выход России в Мировой океан с южного направления, что, как говорится, и без того, само собой разумеется, сколько заиметь возможность напасть на нее на южном азимуте. Теперь это задача всей НАТО и особенно США. Потому-то Россия и требует постоянно обеспечения жесткого выполнения знаменитой конвенции в Монтрё от 1936 г., дабы обеспечить свою безопасность на южном направлении.

[1] Мало кому известно, что именно Франческо Альгеротти ввёл в европейский пропагандистский оборот образ готовой вломиться в Европу России с топором .

[2] Memorandum of Coversation by the Secretary of State, February 5, 1941. FRUS, 1941, I, p. 603.

Продолжение следует...

Начало здесь...

http://komu-za-50.mirtesen.ru/blog/43030312519/Informatsiya-...

'

Популярное

))}
Loading...
наверх